Бабай
Имбирь
Чистая ЧИ — это, если описывать её в терминах действия, абсолютная беспечность и полное доверие контексту. Грубо говоря, я просто не задумываюсь о том, что меня ждёт там, куда я иду. Что ждёт, то и ждёт, всё приму, потому что всё приемлемо. Если вдруг начала задумываться, значит, где-то меня по ходу долбануло, и я в неадеквате той или иной степени: либо на мне висит ответственность за другого, либо я просто устала, выпотрошена и т.п.

Если описывать ЧИ в терминах состояния, то это будет трепетное возбуждение от осознания бесконечности вселенной и моего в этой вселенной пути. Это открытый горизонт. Это начало (чего угодно). Это понимание сути. Это предчувствие неисчерпаемости или, наоборот, чёткое осознание исчерпанности — в темах, в идеях, в перспективах, в маршрутах и т.д. Это, да, инсайты разного рода (хотя, думаю, что объяснять такие инсайты ниоткуда мистикой и прочими высшими сферами будет скорее чишник-этик, а я, если понадобится, пойду поищу объяснения в науках — психологии, физиологии и т.п.). Это, помимо прочего, ещё и путь в его архетипическом понимании — от инициации к инициации. Ключевое везде и всегда — бесконечность, неисчерпаемость и незавершённость (и отсюда, кстати, моё патологическое неумение завершать начатое: мне всегда приходится прикладывать огромное количество сил для того, чтобы всё-таки закончить, особенно если процесс меня по-настоящему увлекает. Мне поэтому проще писать короткие эссе, статьи и рассказы, чем большие произведения — то, что коротко, пишется на едином порыве. А вот начинать, наоборот, легко всегда).

В терминах состояния ограничительная БИ — это "вдруг". Она всегда вдруг и никогда не прогнозируется. Вдруг я поняла. Вдруг у меня иссяк интерес к проблеме. Вдруг я заметила. Вдруг я вляпалась. И всё в таком духе. Это же и гнетущее подсознательное понимание смерти как окончательного конца существования. Пугает до чёртиков, вытесняется очень активно, не сказать бы агрессивно, потому что совершенно не заглушается никакими религиозными апелляциями к душе и её посмертной жизни. Примириться не выходит. ЧИ постоянно ищет варианты продолжения существования после жизни (и находит, что характерно). Так они и борются — одна в сознательном блоке и сильна объёмом, другая — в бессознательном и сильна каким-то совершенно хтоническим авторетитом.

В терминах действия ограничительная БИ — это постоянный учёт времени, своего и чужого (я этого практически не замечаю, отчего, кстати, мне очень долгое время даже в голову не приходило, что у меня вообще есть БИ, а вот другим, по их словам, это может даже и досаждать): сколько времени сейчас, сколько времени прошло от момента до момента, "Давай быстрей", "Подожди минутку", "Щас", "Вначале это, потом то" — и так далее. Не перешибается. То есть заставить меня делать что-либо быстрее или медленее силой или уговором — дохлый номер. Темп буду задавать я, а попытки прочих будут в лучшем случае игнорироваться (в худшем приведут к серьёзным конфликтам, как это было у меня с матерью, например, в детстве). Это так же постоянная готовность к тому, что интерес к теме может иссякнуть в любой момент (отсюда, кстати, хорошо развитая сознательная БЛ, которая позволяет структурировать материал сразу начисто, так, чтобы в случае внезапного исчезновения интереса этот материал осталось бы только немного подчистить и по самым верхам прилизать — ровно то, что по силам ролевой ЧС). Это так же частые опоздания, особенно в юности, когда выражение "заставить ждать" было для меня пустым звуком (подождёт, чай, не сахарный). Потом, правда, пришло понимание, что это неэтично, так что на встречи в публичных местах я стараюсь приезжать даже с некоторым запасом — минут пять-десять, хотя могу запросто опоздать на работу, например, или в гости (могу и вообще не приехать).

Это, короче, полное отсутствие страха опоздать, когда время диктуется извне, и очень трепетное отношение ко времени, диктуемому изнутри.
Соционическое кафе: читай, учись, обсуждай ☕

Автор тут www.diary.ru/~Lloy/p87687749.htm#form